3ae95ea9 строительство домов

Иванов Борис - Хроники 33 Миров 08



Борис ИВАНОВ
ЗАКОНЫ ИСЧЕЗНОВЕНИЯ
ХРОНИКИ XXXIII МИРОВ #8
В разбросанных по Обитаемому Космосу Мирах правит бал Демон Исчезновений. Исчезает брат, исчезает враг, исчезает друг... На поиски исчезнувших отправляются разные, непохожие друг на друга люди: торговец, разбойник, Посредник...

Каждый из них идет своим путем, преодолевает свои преграды, но Судьба сведет их на странной Блуждающей Планете — в Мире Молний...
В ночь перед бурею на мачте
Горят святого Эльма свечки,
Отогревают наши души
За все минувшие года.
Когда воротимся мы в Портленд,
Мы будем кротки, как овечки,
Да только в Портленд воротиться
Нам не придется никогда!
Булат Окуджава
Пролог
СТРАНСТВИЯ НЕ ИЗЛЕЧАТ ТЕБЯ...
Рус проснулся от собственного крика.
Сидя на краю кровати — странно пустой и холодной, словно она пустовала всю ночь, а сам он лишь только что вернулся сюда из страны зыбкого тумана, — Рус долго ощупывал свое лицо. Потом — руки, шею, грудь — словно пытаясь убедиться, что это именно он, а не кто-то другой сидит здесь в темноте и силится вспомнить что-то очень важное. Что-то такое, без чего никак нельзя жить дальше...
Ах да! Он хотел вспомнить, кто же такой он сам?
Рус нервно нашарил ногами шлепанцы, резко встал и, не включая света, побрел на кухню — пить до черноты заваренный чай. Это сделалось с недавних пор привычкой: успокаивать себя этим черным чаем после того, как во сне ему случалось «нырнуть туда».

Он знал, когда начались эти его пугающие срывы в странные сны: много — теперь уже много — лет назад. Когда он еще совсем маленьким мальчиком вернулся домой с прогулки. Вернулся один.
С тех давних пор все ночи его были ночами какого-то странного старания... Натужного усилия — не ступить в запретный крут снов. Не провалиться туда...

Усилия, заканчивавшегося всякий раз забытьем беспамятства.
Почти всякий раз.
Теперь что-то поломалось в нем — он чувствовал это. Что-то не выдержало долгого, очень долгого сопротивления. Или — что-то явилось извне. Со стороны. Что-то, что ждало своего часа все эти годы.

Явилось вместе с привычкой к черному чаю.
***
Ожидая, пока вода, превращаясь в крутой кипяток, зашумит в чайнике, он рассматривал в стекло широкого окна ночной город. Еще в детстве — тогда, — сидя на этом вот табурете, сгарый Лорх сказал ему, что если захотеть, то ночной город можно принять за флот в походе: словно армада светящихся иллюминаторами грозных боевых кораблей, отражался город в тихих водах Залива.

Неподвижно и в то же время с какой-то уверенной стремительностью, неотвратимо шел и шел этот призрачный флот сквозь тьму к какой-то одному ему известной цели... Они — он, Руслан, и его брат Эл — вместе с Лорхом любили фантазировать ночью, сидя вокруг этого тяжелого кухонного стола, такого уютного, что с ним не расставалось вот уже которое поколение Рядовых. Иногда к ним присоединялись родители.
***
Заваривал чай Рус по-своему — с приемами и заклинаниями.
Приемам и заклинаниям его научил, конечно, Лорх — он немало постранствовал по Обитаемым Мирам, старик Лорх, и многого нахватался там. Рус и Эл любили не только его рассказы.

Не меньшее удовольствие им доставляли всяческие умения, навыки и приемы, которыми старина Лорх щедро делился с ними при каждом подходящем случае. Жаль, что все развалилось после того, как не стало родителей.

Да нет — еще раньше: сперва не стало Эла — и уже тогда все начало разваливаться. Он все реже заходил к ставшему взрослым Русу — старый Лорх. Может и не зайдет никогда больше.

Где он сейчас — Лорх Коули?
Рус тоже много



Назад