3ae95ea9

Иванов Борис & Щербатых Юрий - Последний Вагон В Рай (Кай Санди - 6)



Борис Иванов, Юрий Щербатых
Последний вагон в рай
(Кай Санди-6)
"Все они созданы из глины и золота, - подумал он. - Из лжи и
потрясений. Из жульничества и бесстыдной правды".
Э.-М. Ремарк "Триумфальная арка"
Глава 1
КОТОРАЯ ТРАКТУЕТ О ТОМ,
ЧТО В КАЖДОЙ ХИМЕРЕ ТАИТСЯ
НЕЧТО ХИМЕРИЧЕСКОЕ
- Вы уверены, что мы говорим без свидетелей, мисс Фуллер?
- Разумеется, вручение взятки - вы ведь это имеете в виду? - дело
серьезное...
Худощавый, загорелый человек, одетый в строгом соответствии с
неписаным регламентом, царившим в этих стенах, картинно озираясь, поставил
перед коротко стриженной, не слишком уже молодой секретаршей миниатюрную
фигурку, смахивающую на присевшего подумать гиппопотама.
- Это с Харибды, Мэгги. Из того немногого, что осталось от
Палеовизита. Имитация, конечно. Но тамошние антиквары продают их с такой
серьезной миной, что просто грех обидеть их подозрением... Тамошний
"Мыслитель" тамошнего Родена. Обменял на блок "Мальборо".
Мэгги долго, со знанием дела осматривала сувенир, затем он сподобился
быть присоединенным к небольшому стаду его соплеменников, воплощенных в
самых разных материалах - от лоскутков и перьев до способной выдержать
термоядерное пламя металлокерамики, - расположившемуся на полке по правую
руку от его новой хозяйки, а его даритель был снова замечен.
- Проходите, Кай, - добродушно кивнула мисс Фуллер. - Шеф ждет вас.
При этом она выразительно покосилась на еще одного представителя
славного племени, притулившегося справа от терминала, оформленного под
полированный гранит.
Дежурный бегемот курил сигару. И был лукав.
* * *
"Черт бы побрал все это! - подумал Кай, войдя в кабинет. - Черт бы
побрал все эти фокусы видеотехники!" - уточнил он свою мысль, вежливо
приветствуя находящихся в кабинете.
Собственно говоря, в кабинете этом находился только его хозяин - Шеф
Сектора Барни Т. Литлвуд. Остальные двое были представлены голографическим
миражом. Мираж основательно увеличил объем кабинета старины Барни, и Каю
сперва показалось, что он ошибся комнатой - отчего он и помянул в мыслях
черта.
Если не считать почти незаметной зыбкости стен и пола на грани
перехода, можно было подумать, что кабинет Шефа Сектора Федерального
Управления Расследований непосредственно переходил в апартаменты
Федерального Министра, что могло бы вызвать довольно ядовитые инсинуации со
стороны безответственных шутников.
- Я думаю, что нет необходимости представлять вам, господин Санди,
Министра Фогеля, нашего, так сказать, главного казначея, - начал, как
всегда, в чуть неофициальном тоне Шеф. - Да и вы достаточно хорошо известны
тем, кому следует, чтобы тратить время на излишние формальности...
Вообще-то говоря, они оба имели друг о друге весьма слабое
представление. Восседавший под чеканным гербом Министр финансов и член
Высочайшего Директората Федерации Тридцати Трех Миров, Кристиан-Ганс Фогель
столь же мало стремился к широкой известности, как и стоявший перед ним
Федеральный Следователь пятой категории Кай Санди. Тем не менее они оба
изобразили на лицах нечто соответствующее моменту, а Министр даже вышел
из-за стола.
Стол Министра был огромен до неприличия. С массивными ножками,
отделанными натуральным ореховым шпоном, и покрытый темно-зеленым сукном,
он цветом и размерами напоминал только что зазеленевшее пшеничное поле.
Чтобы обойти его, Министру потребовалось немало времени. У Кая появилось
странное ощущение, что он смотрит на господина Министра в перевернутый
бинокль: настолько мал