3ae95ea9

Иванов Георгий - Третий Рим



Георгий Владимирович Иванов
ТРЕТИЙ РИМ
Роман
...Подумай - на руках у матерей
Все это были розовые дети.
Иннокентий Анненский
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
I
Было начало октября 1916 года. Желтый циферблат на думской каланче в
холодном ночном воздухе напоминал луну.1 Стрелки показывали половину
одиннадцатого, когда мимо этой каланчи пролетел по Невскому рысак под
голубой сеткой и кучер крикнул кому-то: "берегись"!
В санях сидел молодой человек. Звали его Юрьев. Борис Николаевич...
...С детства для Юрьева понятие "Россия" целиком покрывалось понятием
"Петербург".
Изредка щурясь сквозь окно вагона на унылые ландшафты "с березками",
кривые станции, скирды в поле, трусцой плетущиеся куда-то телеги - он
вспоминал вдруг, что это и есть Россия, его страна. Мысль эта вызывала в
нем смешанные чувства.
Прежде всего чувство досады, что он при всей своей благовоспитанности
и тонком понимании новейшей музыки - все-таки русский, т. е. не совсем то,
что настоящий европеец, француз или англичанин, все-таки какой-то второй
сорт европейца. Это ощущение сейчас же являлось у Юрье-ва в присутствии
каждого иностранца, и особенно неприятным было сознание, что и иностранец
догадывается о нем и разделяет его. Кто был иностранец, барин или лакей,
особенной роли не играло, - тайное почтение ощущалось и к лакею. В
любезности какого-нибудь атташе посольства и в болтовне бреющего его у
Молле француза-парикмахера Юрьеву одинаково чудился оттенок
снисходительности первого сорта ко второму. И теперь, когда началась война,
любезность иност-ранцев утроилась, и эту Россию с березками и телегами они
иначе, как "lе рауs merveilleuх" не называли, и за утроенной любезностью
Юрьеву слышалось то же самое: merveilleuх-то merveilleuх, а сорт все-таки
второй.
Но была и другая сторона в том, что русский, приятная. Прожить до
двадцати шести лет, не имея ни денег, ни серьезных связей, ни громкого
имени, ничего не делая, не умея и не желая делать, причем прожить как-никак
недурно - это относилось к положительной стороне того, что он родился
русским. Единственное, что Юрьев получил от отца, глуховатого, важного и,
должно быть, очень глупого тайного советника (тот сорок лет
попечительствовал над какими-то приютами и оставил после себя пенсию и три
выигрышных билета) - единственное, чем отец помог сыну - это определив его
в училище Правоведения. Тут Юрьев отдавал должное памяти презираемого им
глуховатого тайного советника - услуга была действительно важной. При одной
мысли, что его могли, вместо правоведения, отдать в гимназию, Юрьев ежился.
Конечно, он бы не пропал. При полной неспособности что-нибудь "делать",
как-нибудь, в общепринятом смысле, "работать", - дар цепкости,
приспособляемости, уменья устроиться, легко и изящно соскочив с одной
"шеи", - "сесть" на другую, был развит в нем чрезвычайно. Но Юрьев отлично
понимал, насколько труднее ему жилось бы без права говорить: "Когда я был в
Правоведении... Мой товарищ по училищу... У нас...".
То, что учение в Правоведении так подымало его (как раз в глазах
нужных ему людей) над другими, учившимися в гимназиях и реальных училищах,
- тоже относилось к приятным сторонам России...
Извозчик завернул на Французскую набережную. Юрьев остановил его.
"Приедешь за мной - он наморщил лоб - к часу, нет - к четверти второго.
Рассчитаюсь, брат, рассчитаюсь", - недовольно проговорил он на улыбочку
рыжебородого Якова - дать "хоть полсотни, за овес надо платить, зарез". -
"На той неделе отдам, пристал, как татарин.



Назад