Гостиница Волхов 2 3ae95ea9

Иванов Николай - Спецназ Который Не Вернется



НИКОЛАЙ ИВАНОВ
СПЕЦНАЗ, КОТОРЫЙ НЕ ВЕРНЕТСЯ
Вместо предисловия
У когото в Кремле на них наверняка хранится более обширное досье: рост, вес, дата рождения, послужной список…
Я же перед вылетом спецназовцев на задание успел по просьбе комбрига Зарембы записать лишь по дветри странички из того, что они сочли нужным рассказать мне о своей жизни.
Он словно все предчувствовал…
Сейчас, когда спецназовцы не вернулись, когда молчит мой телефон, остается единственное желание: показать московским «архивариусам», кого они посылали на верную смерть. Чтобы они приобщили мои короткие записи к тем данным, которые казались им более важными — рост, вес, дата рождения, послужной список…
Глава 1. На суше «SОS» не принимается
Состав тянулся обреченно, будто машинисты знали о засаде и предстоящем грабеже. Но увы: кто загнал себя в колею, личной судьбой не распоряжается.
— Давайдавай, — прекрасно знали, что поезду деваться некуда, и поджидавшие добычу налетчики. Машинист послал в преддождевое небо несколько коротких гудков. Может, так требовалось по инструкции, но один к одному вышел сигнал «SОS».

Морзянка ткнулась в одну гору, во вторую, исцарапала себе бока в глухом извилистом ущелье и окончательно расшиблась о скалы, клыкасто ощерившиеся вдали. На них, повиснув клочьями, и умолкла.
В этот момент впереди прогремел взрыв. Он взметнул узкие ленты рельс, в воздухе поотрывал и отбросил прицепившиеся к ним черные обрубки шпал, оставив после себя запах тротила и сгорбленный стальной узор. Поезд подобно загнанному в угол зверю теперь уже надсадно заревел, попятился. Но куда отступать, ежели и сзади щелкнул хлыст: «Стоять!»
— Дик ду1, — удовлетворенно оценил проделанное командир. Он единственный стоял на затоптанной, всей в шрамах и перетяжках спине БТР. Черная разлапистая борода, длинные, свисающие на плечи волосы, перехваченные зеленой исламской лентой с арабской вязью и эмблемой волка.

Угрюмый, знающий себе цену Одинокий Волк. Остальные из его команды залегли в дубовой роще, подгадавшей вырасти аккурат к началу войны и теперь охотно и зло помогавшей им воевать с федеральными войсками. Зато спокойно, размеренно, на автомобилях, — затмив дерзостью индейцев времен покорения Дикого Запада и даже летучие отряды самого батьки Махно, — налетчики двинулись к сжавшейся коричневой гусенице грузового поезда.
— Вскрывать пятый, шестой, десятый и двенадцатый вагоны, — сверившись с записями в блокноте, отдал приказ Одинокий Волк. Сам, покачиваясь в такт с бронетранспортером на неровностях, подъехал к тепловозу. Пружинисто спрыгнул, привычно отбросил назад непокорно взметнувшиеся волосы.
Машинист и его помощник лежали вниз лицом. На их вывернутых назад руках поблескивали наручники.
— График не выдерживаете, товарищи железнодорожники, — пожурил Волк, перешагнув через пленников. — Целых семь минут задержки. Заставляете волноваться, думать неизвестно что. Следующий раз так не поступайте.
Похоже, железнодорожники теперь жалели, что не опоздали на час, на два, навсегда. И уж наверняка клялись себе, что, если останутся живы, никогда не поведут локомотив в сторону Чечни.
— Как погода в Москве? А здоровье вашего президента?
Вопросы не для ответов, а в пустоту, чтобы подчеркнуть свое безраздельное господство: хочу убиваю, хочу милую. А под настроение еще и разговоры веду.

Да и приятно поинтересоваться самочувствием Ельцина у людей, которые лежат, уткнувшись мордой в пропитанную мазутом и мочой насыпь. И угадать, чего они в данный момент желают президенту.
— Если ос



Назад