3ae95ea9

Иванов Рудольф - Веpнуться В Миp Эльфийских Дев Прекрасных



Рудольф Иванов
...Вернуться в мир эльфийских дев прекрасных
Лицо мастера посинело и вздулось. Hеизвестная болезнь изуродовала некогда
прекрасного мужа и многомудрого философа, храброго воина и искусного мастера.
Парфюмера и убийцы, шпиона и дамского угодника, великолепного дипломата и
наркомана, растлителя малолетних и стойкого отшельника, демона и святого.
Лишь его глаза выдавали в нем прежнего Мастера, мастера своего дела. Они жили.
Жили, как никогда. В уже мертвом теле душа смотрела на мир сквозь бойницы
зрачков, в ожидание скорого освобождения. Домочадцы собрались у скорбного
одра, все с минами деланной скорби на лице. Они ждали наследства. Ученики
толпились в зале. Большинство из них помнило лишь побои и мечтало о скорейшем
освобождении от нудных обязательств. А потом им мнились сладкие объятия
городских шлюх. Они были негодными учениками, недалеким людьми, но в общем не
плохи, по нынешним временам. Hо плох тот Мастер, у которого нет хоть одного
ученика, бесконечно и беззаветно ему преданного, который бы отдал душу всем
демонам за своего Учителя...
Вот и стоял в грязном углу возле печи совсем заморыш, с худым, крысиным
личиком, зачуханый уродец, невесть как оказавшийся не на своем месте в этом
богатом доме на веселом празднике близкой смерти. Спина еще хранила следы
недавних побоев учителя, но в сердце не было той почти черной
ненависти-зависти что у богатых, гладких и сытых статных красавцев, что
столпились высокомерной кучкой снобов около больших дверей красного дерева,
небрежно харкая на полированный его собственными руками гранит...
Дыхание Мастера прерывистое и хрипящее. Доктор озабоченно прикладывает
стетоскоп к опавшей груди, на которой остались лишь следы от мощных и
рельефных мышц спортсмена и воина. Двое подмастерьев лекаря роются в большом
кожаном чемодане, деловито отсыпая загадочные порошки, долженствующие поднять
мертвого на ноги. Hо все усилия пропадают в туне. И это понимают все. Старший
сын смотрит на белый кафтан докторишки с подозрением - не дай бог оттянет
момент близкой смерти, а то еще и вылечит... Да и лишние деньги тратить зачем?
Ведь специально лекаришко тянет, за час, почитай 10 золотых полновесных монет
берет!
Внезапно, умирающий широко распахнул доселе полуприкрытые глаза и что-то
зашипел, отчаянно захлебываясь, на ухо опешившему лекарю, притянув его к себе
худой, но все еще твердой и сильной дланью.
-Э... Господин просит... чего? А... - Зовите, в общем, младшего ученика... -
полушепотом:
- Как-как его имя?
Уже громче:
- Позовите Карлика.
Кто-то поперхнулся внезапно заготовленной фразой. Круглое лицо среднего сына
покраснело и залучилось злостью, младший же, наоборот, меленько засмеялся,
пряча свой противоестественный смех в атласном шелковом платке.
Старший с каменным выражением лица и пренебрежительно выпяченным подбородкам
подошел и толкнул тяжелую створку двери. Вышел, и через полминуты вернулся с
мрачным и низеньким подростком-заморышем по прозвищу Карлик.
- Подойди... - прохрипел и зашелся натужным кашлем мастер.
- Я должен... расплатиться... с тобой... Ученик.
Дыхание его еще более участилось, лоб покрылся холодным, болезненным потом.
Hеверной, дрожащей рукой, он ткнул рукой в ларец, стоявший недалеко от ложа.
Будущий наследник робко посмотрел на Учителя и, не торопясь, но и не пытаясь
скрыть свое замешательство, подошел к ларцу. Тяжелый сундук размером с него
самого.
- Возьми, что... в нем есть.
И глаза мастера закатились от усилия. Сыновья, о



Назад