3ae95ea9

Иванов Всеволод - Возвращение Будды



Всеволод Иванов
Возвращение Будды
Глава I.
История мытья посуды и рассказ Дава-Дорчжи с трехсотом
пробуждении Сиддарта Гаугамы, прозванного Буддой.
...Один Будда явился в бесчисленных видах и в каждом из
бесчисленных видов является один Будда.
(Камень, поставленный близ Пекина 1325 года 16 числа 3-й
Луны.)
Котелок нужно придвигать ближе к трубе, дрова нужно дальше
от стенок: пламя тогда устремляется вверх, покрышка печи
накаляется быстрей, -- картошка варится через шестнадцать с
половиной минут. Есть ее -- сразу, по возможности с кожурой, и
в горячей воде вымыть сначала руки, а потом -- посуду.
Сегодня профессору не дают вымыть посуду. Он было спустил
пальцы и даже средину ладони в котелок, потер ногти, -- звонок.
-- Подождите! -- кричит профессор.
Он опускает ладони глубже, берет щепоточку песку и с силою
трет донышко тарелки. Опять звонок.
Профессор Сафонов подымает тощие брови:
-- Я же не медик?.. Должен же я вымыть посуду, дабы вновь не
топить буржуйку. Обождите, гражданин!
В животе профессора приятный жар от картошки; руки -- в
мягкой, теплой воде. Он кладет немного песку на ладонь и трет
бок и внутренности синей миски. В дверь стучат чем-то твердым.
Повторение сильное, не голодное. Профессор обеспокоен.
Он надевает меховую шапку, берет с дивана пальто. Перед
дверным крюком он говорит в темноту, в пол:
-- У меня только третьего дня... да и вчера!.. простите,
забыл, -- были с обыском. У вас есть ордер?
За дверью отвечают неторопливо, но громко:
-- Мне нужно профессора Виталия Виталиевича Сафонова по
личному делу.
-- Сейчас!
Профессор надевает пальто, придерживая воротник у горла,
снимает крюк.
-- Медик этажем выше, я...
-- Мне необходимо видеть вас!
Человек в солдатской шинели и фуражке (в 1918 году вся
Россия носила солдатское одеяние, -- Россия воевала) проходит
быстро через прихожую в кабинет профессора.
Профессор, догоняя его, торопливо говорит:
-- Я могу слышать и понимать мгновенно, я привык. Если вы
предлагаете картофель или муку, говорите? Можно снять шинель,
печь держит тепло сорок минут. В такие минуты я ни с кем не
разговариваю. Я снимаю пальто, читаю или пишу. Садитесь.
Профессор берет миску. Солдат тоже подходит к миске.
-- Я слушаю вас, гражданин.
Внезапно человек в шинели слегка отодвигает профессора и
опускает руку в котелок.
-- Но там нет больше картофеля, я его с'ел. Теперь моется
посуда, гражданин солдат.
-- Разрешите, я более опытен.
Человек раскидывает полы шинели, очевидно, для большего
проникновения тепла в тело. Быстро берет миску.
-- Зовут меня, гражданин профессор, Дава-Дорчжи, я из аймака
Тушуту-Хана...
-- Монгол?
-- Буду говорить возможно кратче... не перебивайте меня.
-- Я повторяю, гражданин солдат, на сорок минут необходимо
снять верхнюю одежду.
-- Благодарю вас, кстати я не раздевался две недели.
Гражданин профессор и гражданин солдат снимают платье.
Гражданин солдат моет посуду профессора. Профессор Сафонов
сидит в кресле против него. У солдата грязные щеки, необычайно
реденькая бороденка и очень черные, словно лакированные, глаза.
Профессор замечает еще -- у солдата гортанный резкий говор.
Миски гремят. Профессор тщательно закрывает вьюшку печи.
-- В Ху-ху-хото, неизвестно откуда, прибыл отшельник
Цаган-лама Раши-чжамчо. Сотворив умеренное количество чудес в
городе, он ушел в горы. В горах, гражданин профессор...
-- Виталий Витальевич, с вашего разрешения...
-- ...В горах уважаемый Виталий Витальевич, он поселился для
подвижнич



Назад