3ae95ea9

Игнатьев Георгий - Цена Чуда



Георгий Игнатьев
Цена чуда
Научно-фантастическая история на 4 голоса в 13 фрагментах
1. ГЕОРГИЙ ИГНАТОВ
Мою последнюю встречу с шефом я должен записать. Иначе я не пойму, что
произошло. Почему у меня остался нехороший привкус после этого разговора?
Я шел на встречу с шефом, уверенный, что мне простится отход от
основной темы исследований и мой доклад о чудесах как факторе,
препятствующем прогнозу, будет им, в конце концов, включен в программу
конференции. Я уже мечтал о неделе в уютном загородном пансионате, где так
хорошо в майские дни, пока еще нет наплыва отдыхающих, обсуждать
животрепещущие научные проблемы. Незамеченным мой доклад не пройдет - я
умею поставить проблему остро, так, что она заденет за живое и
недоброжелателей. А потом будут беседы в кулуарах, вечерние прогулки и
споры в гостиничных номерах. А еще сладкое предвкушение похода в сауну,
где над бассейном висит картина, изображающая амура, с веником -
ангела-хранителя банных наслаждений.
Я знал, что шефу не нравится такой поворот прогнозной темы, но что он
откажет мне в докладе, не ожидал. Мой всегдашний советник предупреждал
меня о неизбежной неудаче предстоящей беседы и оказался, как часто с ним
случается, прав. (Он как-то сказал, что пытается мне давать советы, как
Савельич, в то время как я совершаю поступки Петруши Гринева.) Но я уже не
могу отказаться от своей идеи, навеянной размышлениями над поведением
сказочных героев.
Казалось бы, волшебству все доступно. Почему же Кощей не мог
наколдовать себе привлекательную внешность и очаровать Василису
Прекрасную, вместо того чтобы похищать ее колдовскими чарами? Все равно
ведь не устерег - чудо не пригодно для дурных дел. И все же возможность
сотворить чудо требует жертвы. Кощей, по-моему, пожертвовал шансом
превратиться в юного красавца, а потом живописно постареть - как стареют
все добрые волшебники. Иванушка-царевич покорно взял в жены болотную
лягушку, не зная о ждущей его награде. Пытаясь же эту награду сберечь для
себя, он сжег лягушечью шкуру, и пришлось ему брести в тридевятое царство
бороться с Кощеем. Ничто не дается даром даже в сказках.
Предшественник нашего шефа терпимо отнесся бы к тому, чтобы поставить в
план исследование волшебных сказок для создания методов прогнозирования,
понимая пользу подобных изысков для научного реноме нашей фирмы.
Новый шеф требовал исследований, которые гарантировали бы эффектные
практические результаты. Настоящим чудом оказалось то, что нам удалось
сойтись на теме: "О факторах, препятствующих детерминированным прогнозам".
Появилась возможность два года заниматься своей проблематикой, не
отвлекаясь на текущую суету.
Может, и надо было остаться на достигнутой с шефом договоренности? Но я
пошел по другому пути, и тот разворот, который приняло исследование, вывел
его за грань научности. Скажем точнее - поставил на эту грань. В
наблюдаемый эффект вошел человеческий фактор - этические установки. С этим
наука еще не имела хлопот. Этика всегда появлялась, когда речь шла об
использовании сделанного открытия. Реже, когда вопрос стоял об этичности
самого исследования, как в опытах Петруччи с ребенком из пробирки. Тут же
совсем другое, почти невероятное с привычной точки зрения.
Этическая оценка вошла в условия наступления предугадываемого события.
Моральная доброкачественность ситуации оказалась условием возникновения
исследуемого эффекта. Но ведь есть факты, неоспоримые факты. Их надо четко
описать, доложить, поставить под огонь научной к



Назад