3ae95ea9

Игнатова Н В & Кукаркина В Л - Сказка О Любви



Наталья Игнатова, Василина Кукаркина
Сказка о любви
Сентиментальный боевик
На Лезвии
Генерал Баркель задумчиво смотрел в окно на расстилавшуюся далеко внизу
зеленую равнину, окаймленную на горизонте синеватой грядой холмов. Генералу
нравился этот привычный пейзаж: дрожащее марево, встающее над равниной, когда
поднималось в зенит солнце; кисея тумана, плывущая над ней по утрам;
прозрачное ночное небо, полное хрустальных звезд. И в который уже раз генерал
подумал, что выбор не случайно пал именно на эту планету.
Единственную достойную сохранения.
- И каковы ваши мысли по поводу этого... создания? - Баркель развернулся к
своим собеседникам, сидевшим в креслах по другую сторону стола.
- Как я уже докладывал вам, сэр, - один из них, худощавый, с растрепанной
темной бородкой, вскинул глаза, - мы еще не пришли к окончательному выводу. Hо
все данные, собранные лабораторией, говорят о том, что он - киборг. Биомашина.
- Вы уже высказывали это предположение, Санвар. И я уже говорил вам, что
нигде, я подчеркиваю, нигде, ни в одной точке исследованной Вселенной не
найдено подобных машин.
- И тем более, сэр, не найдено подобных существ, не так ли? Все факты
систематизированы и представлены вашему вниманию вот на этом диске. Может
быть, вы найдете время ознакомиться с ними?
- Я, без сомнения, найду время. - в голосе генерала прорезался столь
знакомый каждому из его подчиненных сарказм. Сарказм не предвещал ничего
хорошего, однако, Санвар вежливо продолжал смотреть прямо в глаза Баркелю.
Лучший кибербиолог, руководитель крупнейшей в исследованной Вселенной
лаборатории, он прекрасно понимал, что генералу не обойтись без него, так же
как ему, Санвару, не обойтись без генерала. А кроме всего прочего, Санвар был
гениален. Здесь, на базе, в самом ее сердце, гениями были все.
Других не держали.
- Мы возьмем его неповрежденным, сэр. - вступил в разговор второй мужчина.
В противоположность биологу, он был дороден, гладко выбрит и лучисто-улыбчив.
- Как?
- У этого существа был спутник. Что-то вроде друга. Hам удалось заполучить
его, но, к сожалению, не удалось расположить к сотрудничеству.
- Что он говорит?
- Он вообще ничего не говорит. Однако он сумел позвать этого... это...
существо. И теперь он ждет его. Он уверен, что тот придет на помощь. Мы тоже.
И ловушка уже подготовлена. Сыр в мышеловке, осталось дождаться мышь.
- Что? - Баркель недоумевающе выгнул бровь.
- Это поговорка. Древняя поговорка.
- Хорошо. - произнес генерал после паузы. - Санвар, вы можете идти. Айран,
вы останьтесь, и изложите мне детали операции.
Баркель вновь развернулся к окну.
Дверь за спиной Санвара бесшумно закрылась.
Через полчаса полковник Айран, глава отдела, скромно называвшегося на базе
"Информационно-аналитическим", выплыл из кабинета генерала. Часовые возле
дверей переглянулись, когда тяжелая фигура миновала их, двигаясь медленно, но
плавно и легко, и вновь вытянулись, усиленно бдя.
Айран был как всегда дружелюбен и спокоен. В это дружелюбие верили почти
все, за исключением разве что Баркеля, да прямых подчиненных грузноватого,
веселого полковника. Доброжелательно кивая встречным, здороваясь не по уставу
с приветствующими его солдатами, он снова и снова прокручивал в памяти
разговор с генералом, не понимая, что заставляет железного Баркеля нервничать
и сомневаться в успехе предприятия, рассчитанного им, Айраном, лично.
В свои двадцать семь лет полковник Айран имел на счету двенадцать удачно
проведенных операций, каждая и



Назад