3ae95ea9

Игнатова Наталья - Эльрик Де Фокс 4



НАТАЛЬЯ ИГНАТОВА
ЗМЕЕБОРЕЦ
ЭЛЬРИК ДЕ ФОКС – 4
Сделка
– Так что она сказала, если твоему господину нужна эта книга, пусть он сам за ней явится.
– Ты разговаривал с ее величеством лично?
– Ее величество, ее хреничество… Лично. И красивая же, доложу я вам дамочка.
– Значит, побывал в жилой части дворца. Сможешь добраться до библиотеки?
– Простите уж, мастер Серпенте, но я туда не полезу. Не по зубам мне эта работка. Вот, подходы к библиотеке, а вот тут, значки видите, это усиленное охранение.

Ну, так я вам скажу, мастер, что в этом охранении не лохи дежурят. И не по пять человек оно, как мне божились. Пять – это те, кто на виду.

За книгой, я так понял, еще ктото охотится, но кто, я не знаю, и выяснить не смог. А ежели еще что надо будет – всегда пожалуйста. Где меня искать вы знаете.
– Да. Ступай.
Глядя в закрывшуюся дверь барабанить пальцами по столешнице. С полминуты. А потом поймать себя на хождении по кабинету. Двадцать шагов до стены. Двадцать – до окон.

Круг за кругом. Привычка. И думается лучше.
Значит, продать посреднику отказалась. Выкрасть вряд ли получится. Ктото еще пытается составить конкуренцию.

И придется самому ехать в Загорье. Это перед самой распутицей – вот уж удовольствие.
Но ехать надо. Книга нужна. Позарез.
Мастер Серпенте, несмотря на богатство и высокое положение, облениться еще не успел, и на сборы был легок. Так что он выехал из Квириллы в тот же день. Один. По обыкновению, пренебрегая охраной. Десятиградский купец ехал с визитом к Удентальской Вдове, королеве Загорья.

Видит Бог, ему не хотелось видеться с ее величеством, влезать в чужую игру, не зная ни игроков, ни правил. Совсем не хотелось. Но ничего умнее пока не придумалось.
А в Загорье было неспокойно. Так всегда бывает в государствах, созданных недавно, объединенных войной и кровью, не понявших еще, что новая власть, она надолго. Для когото, может, и навсегда.
Железный кулак Удентальской Вдовы сжимался все плотнее. Верхушку старого дворянства убрали от власти лет пять назад. Молодые да ранние, вошедшие в силу, королеву боготворили.

Появившаяся у населения за время войны привычка уклоняться от уплаты податей была, как водится, объявлена вредной. Королева – праведная анласитка, и в языческое Загорье валом повалили проповедники с Запада. Что тоже было на руку новой власти.

Вера Анласа – вера порядка. Мир лучше войны.
И всетаки в Загорье было неспокойно.
Еще на границах нового королевства, ночуя в трактире, что воткнулся невдалеке от Северного Перевала, Серпенте услышал рассказы про неуловимых и безжалостных разбойников, изрядно портящих кровь ее величеству.
Да, королева была магом. Но даже магия ее не выручала. Пробовала ее величество и террор. Увы.

Любви к новой власти это не прибавляло, что, собственно, разбойникам и требовалось.
– Так и живем, – рассказывал десятиградскому купцу его загорский коллега, что шел с караваном в Готскую империю. – Один обоз из трех провести, считай, повезло. И ведь мимо не пройдешь. Как ни изворачивайся, а если сушей идешь, Загорья не миновать.

Ходим на удачу… охраны больше, чем товару. Скоро в убыток себе торговля встанет. Вот скажите мне, мастер, разбойники это?

Неет. Это чтото похуже.
– Что ж они, только обозы отлавливают?
– Да если бы! В Удентале, вы знаете, уже лет двадцать как ярмарки заведены. Селяне сами приезжают, товар привозят, за деньги продают, да тут же деньги и тратят.

Одна только польза от таких порядков, и купцам, и воеводе. Сами посудите, селяне, получается, податей никаких не платят,



Назад