3ae95ea9

Игнатова Наталья - Змея В Тени Орла



sf_action sf_fantasy Наталья Игнатова Змея в тени орла Война и любовь, человеческая зависть и божественная ревность — это безжалостные жернова, размалывающие в пыль души, жизни и судьбы. А между этими жерновами трое смертных: шефанго — бесконечно опасная девчонка-убийца; орк-полукровка — командор космического флота, ученый, поэт и солдат; эльфийка — прекрасная и суровая воительница, честолюбивая и властная, верная своим друзьям, ненавидящая своих врагов.

Бойцы из разных миров, из разных эпох, «Бурей в мирах» занесенные на волшебный Остров, с которого нет выхода, больше всего на свете они хотят вернуться домой. И если для этого нужно стать пешками в игре богов, выполнить глупое пророчество и победить в бесчестной войне, где проигравшим не будет пощады, — что ж, значит, так тому и быть.
2005-08-18 ru ru El El nina.el@gmail.com doc2fb, FB Tools 2005-08-18 166FDC37-D2E3-41D4-8382-E3617A757CB4 1.0
Змея в тени орла: Фантастический роман АРМАДА: «Издательство Альфа-книга» М. 2005 5-93556-467-X Наталья ИГНАТОВА
ЗМЕЯ В ТЕНИ ОРЛА
Эльрик Де Фокс
1. ДЕТСКИЕ ИГРЫ
Полшага вперед. Короткий выдох. Узкий разрез поперек горла, быстро набухающий кровью.

Тот, который набегал сзади, лишь всхлипывает изумленно, когда узкое кривое лезвие вспарывает его узорный кафтан, широкий шелковый пояс, рубаху, кожу, брюшные мышцы. Всхлипывает, выронив оружие. Руками пытается удержать упругие сизые змеи собственных потрохов.

Миг — и голова его со стуком катится по каменному полу.
Эфа сквозь зубы втянула пахнущий ужасом воздух. Удар в живот был лишним. Гуляму можно было просто отрубить башку...
Но времени на раздумья не оставалось. Дурной человеческий страх звал ее. Он клубился под низкими каменными сводами, метался от стены к стене, вздрагивал в неровном огне светильников.

Люди еще не поняли этого страха. Они осознают его, когда увидят...
Тяжелая занавесь. Душный запах благовоний.
Женская часть дома.
В просторной низкой комнате Эфа насчитала десяток женщин. Две, совсем еще девчонки, не спали. Сидели на широком ложе, прижавшись друг к другу.

Шептались о чем-то.
Тихо прошелестел метательный нож. Эфа ждала, раздувая ноздри. Смотрела, как молча заваливается убитая девочка.

Как расширяются обморочно глаза второй, еще не понявшей, что случилось, но знающей, каким-то убогим шестым человеческим чувством знающей, что случившееся ужасно.
Сейчас закричит...
Эфа метнула второй нож. Вздохнула глубоко. Оставшиеся женщины не проснулись. И никогда больше не проснутся.
Это не жены еще. Наложницы.
Дальше! Дальше!
Узкий коридор. Четыре тени, метнувшиеся навстречу. Убивать этих четверых было интереснее, чем женщин. Радостнее.

Хотя приятнее всего убивать солдат. Настоящих солдат. Которые умеют драться.

Умеют защищать свои никчемные жизни.
Она смерчем прошлась по следующей зале. Считала машинально: одна, вторая, третья... седьмая... десятая...
Должно быть одиннадцать. И ребенок. Мальчик. Тот, ради которого и было все затеяно.
Эфа остановилась. Вытерла клинки о край узорчатого шелкового покрывала. Бросила сабли в ножны.

В доме было тихо.
Она скользнула вдоль стены к высоким двустворчатым дверям. Прислушалась. Толстое дерево плохо пропускало звуки, но страх клубился там, в небольшой комнате.

Там еще были живые.
Эфа улыбнулась и распахнула двери.
Старуха с длинным ножом, метнувшаяся к ней, как бешеная кошка, была просто нелепа.
Эфа аккуратно перехватила сухую жилистую руку. Вывернула. Нож с глухим стуком упал на покрытый коврами пол. Хрупкий старушечий позвоночник хрустнул на подставленном колене



Назад