3ae95ea9

Играева Ольга - Две Дамы И Король



ДВЕ ДАМЫ И КОРОЛЬ
Ольга ИГРАЕВА
Анонс
Крепко сцепились магнат Губин и вице-президент его издательского холдинга Булыгин. Дошло до того, что первый "заказал" второго. И Булыгин исчез.

А следом за этим вдруг задушена в лифте жена Губина. Сотрудники холдинга не знают, что и думать: есть ли связь между двумя этими ошеломительными событиями?
Косыми взглядами провожают они Регину Никитину, у которой явно роман с их шефом. Они ничего не скрывают от опера Занозина - и фигуры двух влюбленных сразу же попадают у сыщика на заметку. Других серьезных подозреваемых он пока не видит.

Но следствие только начинается...
Глава 1
МЕЖ СТАРЫМИ ДРУЗЬЯМИ МОЖЕТ СЛУЧИТЬСЯ РАЗНОЕ
Губин вошел в контору, сопровождаемый шофером и личным телохранителем - ворот нараспашку, полы длинного плаща развеваются позади. Вахтер в фойе поспешно встал, приветствуя его, но Губин демократично махнул ему рукой - сиди, мол, дядь Миш. Он не любил церемоний, не любил видеть в подчиненных страх и дрожь, а хотел, чтобы ему искренне радовались - была в нем эта детская черта, он любил нравиться людям. И еще ему импонировало, что он вошел в СВОЮ контору, все здесь должно было радовать глаз и ухо, вся атмосфера должна была шептать ему: "Вас ждут великие дела, Губин!"
Он прошел мимо лифта и прыгнул на первую ступеньку лестницы. Ради моциона он каждый день пешком совершал восхождение в свой президентский отсек на третьем этаже. Были люди, которые полагали, что главе холдинга не пристало таскаться, как простым смертным, по лестницам.

Они советовали ему не только перестать как мальчишке носиться по коридорам, но и построить отдельный персональный лифт, в который никто, кроме него, не допускался бы. Но Губину нравились эти утренние прогулки по коридорам собственных владений, они давали ему возможность ощутить, чем живут и дышат люди в его конторах, а иной раз - увидеть и услышать то, что при иных обстоятельствах он не увидел и не услышал бы ни за что.
Вот и сейчас, пока он шел по коридору третьего этажа, из-за одной двери редакции "Политики" до него донеслись звуки оживленного и язвительного спора.
- ., я как арабист вам говорю: в отношении мусульман к женщинам есть много здравого. И эти паранджи, и исламские платки - это все неспроста и не на пустом месте. А у нас в Европе недавно специалисты тревогу забили - в молодом поколении распространяется юношеская импотенция!

Вы подумайте, юношеская!..
В доносившемся из комнаты редакторов голосе Губин узнал голос Паши Денисова - невысокого, сухощавого и желчного шакала пера, готового громогласно и авторитетно разглагольствовать на любые темы - был бы слушатель. Иногда Губин мысленно жалел его жену - ей, похоже, эти лекции приходится выслушивать по десятку раз на дню.

Лет двадцать назад в совсем молодом возрасте Паше угрожала потеря почки, из-за чего ему пришлось отказаться от выпивки. Губин подозревал, что многолетнее вынужденное воздержание от алкоголя Паша и компенсирует такими вот назидательными категоричными поучениями окружающим.
- Ну, знаете! - А это была Майя Латунина, молодая строптивая стажерка, недавно поступившая в редакцию. - Импотенция - это ваши проблемы! Я не собираюсь из-за вашей импотенции ходить запакованной до макушки в рулон черной материи, как в ауле Карамахи! И потом - что за проблемы?

Найдите себе женщину, готовую ради вас сидеть дома в платке по уши и рожать каждый год. Уверяю вас, вы даже в Москве себе такую найдете. И возбуждайтесь от ее вида сколько хотите. Но нет, ведь вам этого даром не нужно - закутанную тетеху,



Назад