3ae95ea9

Иващенко Валерий - Черный Ярл 2



ИВАЩЕНКО ВАЛЕРИЙ
  ТАНЦУЮЩЕЕ ПЛАМЯ
  
 
  
   Глава 1. Чернокнижник.
  
   Маленький неяркий огонёк, с трудом разгонявший подступающую со всех сторон темноту, вдруг моргнул и начал втихомолку гаснуть. Света от него и так едва хватало, чтобы достать до покрытых плесенью стен тюремной камеры, по которым кое-где сочились источающие зловоние струйки. Каменный мешок размерами три на четыре шага, казалось, начал надвигаться и сдавливать со всех сторон.
   Человек, неподвижно сидевший на лежанке из неоструганных досок, пошевелился. Его короткого взгляда хватило, чтобы магический светильник вновь засиял ровным, не дающим жара пламенем, и переплыл поближе, зависнув над левым плечом.

Человек - а это был именно он, не гном, не эльф и даже не леани - роста был среднего и скроен ладно. Его легко можно было принять за десятника, а то и сотника императорского войска.

Похож он был и на обедневшего рыцаря или разорившегося барона своей не новой, но и не потрёпанной крепкой полувоенной-полупоходной одеждой и короткими сапожками из тёмной мягкой кожи. Украшений на нём и не было, если не считать кольца на правой руке, целиком выточенного из какого-то прозрачного зелёного камня, и серебряной застёжки на плаще, который небрежная рука расстелила на лежанке.

Оно и понятно, если кого в холодную посадили, то от всего лишнего избавляют сразу. Стражники на этот счёт ох какие понятливые.
   Вот только плащ с застёжкой.... Знающего человечка или имперского советника осмотр только этих вещей заставил бы призадуматься. Да и было о чём.

Серебряные, искусно покрытые изумрудной эмалью, гномьей работы застёжки для плащей в форме древесного листа носили только солдаты и офицеры особого имперского полка, в официальных бумагах именуемого Железным легионом.
   Во время последней войны, тяжёлой и хаотичной, но закончившейся год назад неуверенной победой, полк бросали в самое пекло под удары закованных в броню рыцарей. Не раз было, что из боя выходила едва половина, изрубленная и окровавленная, но никогда легион не отступал и никому не отдавал позиции.

Тесно сдвинув чёрные железные щиты размером с дверь шкафа и ощетинившись в три ряда длинными, перевитыми железной же лентой копьями, легионеры повергли в грязь и тяжёлую конницу мятежных баронов, и орды кочевников, и даже знаменитую пехоту орков. В самые тяжёлые минуты, когда казалось, что всё - оборона зашаталась и сейчас рухнет, как подмытая водой плотина, они стояли и держали строй, утирая с лиц то ли едкий пот, то ли солёную кровь.

Чётко отдавались команды, уставшие и поредевшие десятки отходили назад, а на их место становились другие, успевшие за короткие минуты отдыха перевести дух и поправить доспехи. В походной кузнице бородатые гномы, истекая потом, на скорую руку чинили изрубленные щиты, исковерканные шлемы и затупившиеся копейные навершия.

Целители под своими навесами неутомимо латали изуродованную плоть и, быстро осмотрев результат, отправляли солдат вновь в строй. Иногда - в обоз для дальнейшего лечения.

Случалось, что они накрывали белой материей останки, в которых с трудом можно было распознать воина, и, тяжело вздохнув, подавали знак отнести в сторонку. Отдыхающие бойцы снимали шлемы. Сами собой стихали ругательства и только усталые взгляды провожали товарища. Командир же, стоявший на холмике возле плетущих сеть заклинаний магов, лишь на миг (миг - единица времени, примерный аналог секунды - прим.авт.) стискивал зубы в бессильной ярости, а потом вновь продолжал отдавать приказы подбегающим и тут же отбег



Назад