Оценка недвижимости в Оренбурге 3ae95ea9

Ивенин Владимир И Козина Елена - Фантастическое Приключениедоярки Нюрки И Коровы Шурки



ВЛАДИМИР ИВЕНИН, ЕЛЕНА КОЗИНА
ФАНТАСТИЧЕСКОЕ ПРИКЛЮЧЕНИЕДОЯРКИ НЮРКИ И КОРОВЫ ШУРКИ
Глава 1
ЗАХВАТ
Напоследок Нюрка машинально глянула в засиженное мухами трюмо, что стояло под божницей. В мутном стекле отразилась знакомая фигура: среднего роста, полная, с мощными икрами и с большой грудью, выпирающей из выцветшего до белизны когдато синего халата, а также круглое лицо с двумя голубыми озёрцами глаз, чуть вздёрнутый нос.

Морщин пока, слава Богу, нет. Какие морщины! Ведь Нюрке чутьчуть за тридцать. Она пригладила непослушные пряди волос.

Но причёсываться было некогда. Нюрка спешила на дойку. Она, как всегда, опаздывала изза своего неугомонного мужа Кости.
«И что за напасть такая?! — ругала она мысленно мужа. — Как напьётся, так давай и давай. Вот кобель проклятый!…» — плюнула под ноги Нюрка и услышала из передней сердитый голос непроспавшегося мужа:
— Нюрка! Ты куда? Опять, поди, на какойнибудь слёт?! Ах, стерва! Мужа оставила!

Ну, погоди, доберусь я до вас с председателем!
— И что, дурак, орёшь? Будто не знаешь, куда ухожу. Дрыхни дальше.

Подою, приду. — Не слушая больше мужа, выскочила из дома и побежала на ферму.
«Да, неплохо бы сейчас куданибудь на слёт животноводов махнуть. Хотя бы на районный, а на областной ещё лучше, — думала по пути Нюрка. — Отдохнула бы от этого проклятущего! Если бы все сейчас вернулось… А то пришли к власти демократы — и никаких тебе слётов, ни рекордов.

Один сплошной рынок и болтовня с повышением цен. Колхоз хоть и плохонький при коммунистах был, но меня выделяли с моей рекордисткой Шуркой. А как же? Должны же отстающие на когото равняться.

А раз короварекордистка у меня, стало быть, и равняться должны все доярки не только района, но и области на меня и на мою Шурку. Чуть что — звонили Петру Савельевичу, председателю нашему: „Анну Филимоновну нужно в район прислать, чтобы своим опытом поделилась.

И сам вместе с ней приезжай. Где что и подскажешь“.
Вызовет меня Пётр Савельевич, мужик, хотя и в годах, но не ломаный. Одним словом, во всём крепкий мужик. Вызовет, бывало, и скажет: «Ну, Нюра, собирай вещи.

Надевай на себя что ни на есть лучшее, чтобы перед людьми не посрамиться. Поедем мы с тобой на недельку в город отдыхать».
Брал в районе или в областном городе всегда один номер на двоих. Это, как он говорил, чтобы средства колхозные экономить. Два отдельных номера колхозу в копеечку влетят. Хитрющий, — заулыбалась Нюрка. — Бабато у него хилязная.

Что тень на закате. Тонюсенькая да длинная. Не сравнить со мной, — и она, хлопнув обеими ладонями по мясистым бёдрам, весело добавила: — Он не такой требовательный, как мой Костик.

А меня на двоих и сейчас хватит».
Нюрка сбавила шаг, осторожно перебралась по скользким слегам через заболоченный ручей на задах и, когда оказалась на твёрдой тропе, вернулась к прежним мыслям: «Да, прошлого уже не воротишь. Теперь уже и рекордистки, как я и моя Шурка, никому не нужны.

Вот уже четыре года никуда не выезжаю из родного села. Посмотришь телевизор… Все изза границы везут. Своего нашим людям вроде бы и не надо.

Тьфу ты! Посмотришь эти рекламы по телевизору, так даже перед своим собственным мужиком стыд берет. Вроде бы мне „тампекс“ какойто нужен?!

Да на черта нужна мне эта пробка! Марля на ферме ещё не перевелась. Мы её с Петром Савельевичем на одном из слётов закупили. Да если б я и захотела эти „оби“ купить — не на что.

Зарплату с зимы не давали».
Нюрка, разозлившись, вдруг остановилась, поражённая. Вся округа, окутанная только что утренними сумерками (до



Назад