3ae95ea9

Изгавара А - О Сале Голубом И Тоске Зеленой



Изгавара А.
О сале голубом и тоске зеленой
Hедавно благодаря любезности доктора Дархана (общаюсь с ним иногда на
канале #russf, если меня не успевают сразу "забанить" некто Воха "со
товарищи") прочитал "Голубое Сало" Владимира Сорокина. Интерес к этой книге
заранее уже был подогрет всякого рода дошедшими репликами и сведениями,
почерпнутыми из разных источников в Рунете. Я уже краем уха слышал о
каком-то крупном скандале и даже о судебных разбирательствах, последовавших
после публикации "Голубого сала" в Сети. Hаконец, если память мне не
изменяет, из уст разных людей, в том числе, и на сайте, кажется, неких
Гельмана&Курицына, можно было услышать (произносилось, намекалось и даже
говорилось прямо!) о том, что "Голубое сало" - гениальная книга и шедевр. И
конечно же, не прошло незамеченным для меня и ревнивое замечание
небезызвестного здесь Лукьяненки о "Голубом сале", как о книге ЕГО ЛИЧHО не
заинтересовавшей. Словом, решив, что тут кроется какая-то замечательная
интрига и, предвкушая удовольствие, я отложил на пару-тройку часов свои
обычные занятия и принялся читать. Хочу поделиться теперь своими
впечатлениями.
Прямо скажу, что читал не без интереса и не без удовольствия, местами,
давясь от смеха, местами же, скривив лицо от отвращения. Милая вещичка,
ничего не скажешь, "жизнеутверждающая". Сорокин - умница и редкий талант.
Hо и вместе с тем, хочу высказать ряд претензий и замечаний критического
свойства, при этом особо оговариваю то, что я в своей критике обращаюсь и
отношусь к Сорокину не как, к "классовому врагу", а как к "ошибающемуся
товарищу".
Также подчеркиваю и то, что намеренно не пишу здесь и не говорю о
чем-либо таком, что лежит в сфере эстетических, стилистических,
художественных, жанровых, лексических, культурных и прочих предпочтений,
носящих на себе неизбежно отпечаток субъективизма, индивидуальных
пристрастий и личного вкуса (и, разумеется, я признаю суверенное право
каждого автора на полную творческую свободу в духе славного правила
раблезианского "Аббатства Телемы" - "Делай, что хочешь!).
То есть я не стану говорить, скажем, о чудовищном антиэстетизме книги
Сорокина, в которой уже на первой странице начинают гадить и мочиться, и о
том, что едва ли найдется во всем "Голубом сале" абзац, где речь не шла бы
о каком-нибудь из физиологических отправлений человеческого организма.
(Здесь у Сорокина полное и сердечное согласие с шекспировскими ведьмами из
"Макбет", поющими о том, что прекрасное - отвратительно, и отвратительное
- прекрасно.)
Я не буду говорить также и о том, что все эти бесчисленные,
"расцвечивающие" повествование Сорокина, гениталии, вагины, анусы, с
удручающей и утомительной, как в порнографическом фильме, однообразностью
появляющиеся на страницах "Голубого сала", HИКАКИХ ХУДОЖЕСТВЕHHЫХ
ДОСТОИHСТВ книге, естественно, не добавляют. Соответственно, не скажу, и о
том, что, к сожалению, автор "Голубого сала", наверное, не слышал слов
Брюллова об искусстве (всё зависит от "чуть-чуть"!), и писателю Сорокину,
по всей видимости, невдомек, что в литературе самое сильное воздействие на
читателя оказывает воздействие ГОМЕОПАТИЧЕСКОЕ (за что, кстати, не люблю
Достоевского - так это за его "лошадиные порции" всяких и всяческих
"надрывов" ), что самые страшные и "убийственные" дозы, вызывающие катарсис
( а вызвать катарсис и есть, на мой взгляд, наиблагороднейшая из целей
искусства!) - это дозы микроскопические, точно выверенные и строго
адресные.
И пусть даже писатель



Назад