3ae95ea9

Измайлов Андрей - Вторжение



АНДРЕЙ ИЗМАЙЛОВ
ВТОРЖЕНИЕ
Правда о Бармалеевке-83
ПРОЛОГ. Много легенд и народных поверий связано с Бармалеевкой.
Нам нужна только правда. Нам: Рыбакову, Столярову, Измайлову.
Для чего и посылают.
СЛУХИ. Рыбаков сразу заявляет, что ни в какую Бармалеевку не поедет. Он
часто так заявляет. Он любит, чтобы его уговаривали. Все знают,
что он поедет. Поэтому уговаривают вяло. Рыбаков соглашается.
Что такое Бармалеевка? Отвечают бармалеевцы прошлогоднего призыва - Витман,
Жилин, Майзель. Бармалеевка - кругом одни писатели, они много пьют и
много говорят о фантастике, еще им показывают кино. Год назад там Витмана
назвали классиком. Так он говорит. Как назовут нас? Жилин говорит - там
отлично кормят. Майзель молчит. Он вообще ничего про Бармалеевку не
помнит. Он вообще ничего не помнит. И вообще отсутствует. Поэтому не говорит.
ТРИ НАКАЗА. Какие будут напутствия? Экселенц напутствует: а) не пить,
б) не болтать, в) не рассказывать анекдотов, только слушать.
Принимаем к сведению. Столяров говорит: "Две недели потерпеть можно".
Измайлов тут же рассказывает анекдот с сильным содержанием. Экселенц смотрит
тревожно, понимает - нужна отдушина. И разрешает: "Несите всех по кочкам как
хотите!" Хорошо...
ЕЩЕ НЕ ЕДЕМ. Кто придет первым, тот займет нижнее место. Так договорились.
Первым - Столяров. Двадцать минут до отхода поезда. Койка
занята. Пятнадцать минут. Никого. Десять минут. Появляется интеллигентный
Измайлов. Пять минут. Рыбакова нет. Три минуты. Рыбакова нет. Измайлов и
Столяров нервно беседуют о литературе. Минута. Роняя чемоданы, появляется
Рыбаков. Едем!
ЕДЕМ. Неожиданно хорошо. У всех троих накопилось - было, что выплеснуть.
Из себя. Потом - в себя. Самочувствие хорошее. Поезд работает
нормально. Стучит колесами, навевает. Рыбаков ушел. Рыбаков пришел. Не один.
Но с мужчиной. Мужчина продал гадкий кофе по рублю. Измайлов так и не
попробовал - куда-то кофе подевался. Рыбаков снова ушел. Он непоседливый.
Столяров и Измайлов поют. Поют хорошо. Громко. Им так говорят из соседнего
купе. Голосуем, что пора спать. Ложимся. Столярову достается самая верхняя
койка.Все заснули. Потом Рыбаков говорил, что не спал. Вероятно лжет. Или нет.
МОСКВА. ВСЕ РАВНО ЕДЕМ. Проснулись. Самочувствие неожиданно хорошее.
Поезд работает нормально, но замедляет ход.
Рыбаков смотрит в окно. Говорит, что Серпухов. Появляется проводница -
самочувствие у нее нехорошее. Она говорит, что Москва. Измайлов верит Рыбакову
и все еще лежит. Думает - Серпухов. Оказывается, нет. Еще нет свитера
Измайлова. Все ищут свитер. Поезд едет дальше. Все ищут свитер. Измайлов
решает, что и без свитера хорош, надевает рубашку. Рыбаков находит свитер.
Поезд работает нормально. Проводница ведет себя ненормально. Ленинградские
писатели со свойственной им хладнокровностью обмениваются незлобными шутками,
впечатлениями,билетами.Поезд куда-то прибывает.Окончательно.Прыгайте! Прыгаем.
МОСКВА. ИДЕМ. Темно. Никого. Рельсы. Мутные редкие фонари. Гудки. Интимные
женско-мужские переговоры по громкой диспетчерской связи.
Глубокие рыхлые следы от ленинградских писателей. Это - Москва!
Столяров спрашивает, где Кремль. Он в Москве первый раз. Ему отвечают, где
Кремль. Вязнем в снегу. Самочувствие уже нехорошее. У некоторых. Измайлов
говорит - уже близко. Так понимать, что до Москвы. Измайлов прав. Вышли к
мосту. Светает.
Пьем газировку на Киевском вокзале, хотя дошли до Рижского, а приехали на
Ленинградский. Закупаем сигарет, едим сосиски, идем. Столяров вс



Назад